История реципиента Марины Кузнецовой о пересадке костного мозга

Наверное, у меня не было серьезной цели, чтобы написать эту историю, скорее, так захотела моя душа, или быть может, мои «новые клетки». Дело всё в том, что ровно 10 лет назад мне сделали пересадку костного мозга, путем переливания стволовых клеток донора. И я надеюсь, вам будет интересно почитать о моём случае.

История реципиента Марины Кузнецовой о пересадке костного мозга

Когда я заболела, никто не понимал, что со мной, потому что организм вёл себя странно, болезнь протекала необычным образом. У меня были сильные боли в суставах: то могло заболеть колено, то фаланга пальца на руке. Диагнозы ставились разные, но ни один так и не подтверждался. Прошло полтора года и ничего не изменилось. За исключением того, что я попала в отделение гематологии, где мне взяли пункцию, после которой врачи заявили — это рак крови! Нам было ничего непонятно! За исключением одного — медлить нельзя! Врачи нам сказали, что они могут проделать мне курс химиотерапии, но если потом произойдет рецидив, то уже сможет помочь только пересадка костного мозга. Мы уже были готовы, что мне всё это проделают, но мешало одно существенное обстоятельство – в 2008 году в России невозможно было провести пересадку взрослому человеку от неродственного донора из-за отсутствия самой базы доноров. По счастливой случайности, мне выпала возможность полететь в Германию, где база доноров существовала на тот момент уже лет как 20. Вдали от Родины на мне сразу же испытали все виды диагностики и, дабы исключить все возможные заболевания, немецкие врачи уверенно нам сообщили — острый миелоидный лейкоз. Врачи тут же обозначили, что будет много курсов химиотерапии, и впоследствии нужна будет пересадка, но вот донора мы можем и не найти или отыскать его только через несколько лет.
А пока предстояла злосчастная химиотерапия и её последствия. Да, было нелегко.
Как известно, химиотерапия убивает все раковые клетки – и это круто, но здесь есть и подвох – она убивает и все здоровые.

После первой порции лечения количество клеток заметно уменьшилось – вместе с этим уменьшилось и желание жить. Жить не хотелось не по причине каких-то негативных мыслей, нет, просто не было сил: кушать, ходить и даже сидеть, постоянно хотелось только лежать. Так продолжалось месяц. Каждый день у меня брали кровь на анализы и я следила за уровнем всех показателей, особенно своих лейкоцитов: «Ну же, родненькие, — говорила я им, — сколько вас выросло сегодня?». Росли они предательски медленно! Будто обижены были на меня! Но я в них всё равно верила! Однажды, увидев, что уровень клеток уже сдвинулся, я была на 7-м небе от счастья и очень ждала возвращения домой. Стоит сказать, что 1-е моё пребывание в немецкой клинике заняло 2 с половиной месяца и за это время мне успели перелить кровь 34 раза! Мне кажется, это здорово, что у немцев такие запасы крови, что хоть каждый день можно вливать и она никогда не закончится! Так что, если вдруг меня читают потенциальные доноры, знайте, это вообще не больно! Я бы и сама с радостью сдавала кровь, как можно чаще, если бы это только было возможно. Но, увы…
Домой я уезжала с чётким понимаем, что скоро вернусь. И точно, спустя пару месяцев, я снова лежала в той же палате в ожидании 2-го курса химиотерапии. Всё по новой: клетки опять были убиты. И вновь те же симптомы: отсутствие настроения, аппетита и желания что-либо делать. Но однажды к нам на обход зашли врачи и сказали: «Вы знаете, кажется нам пора начинать поиск донора!». И желание жить вдруг появилось! В тот момент, я осознала, что где-то на этой Планете есть человек, который сдал свои клетки в банк доноров и теперь они могут стать моими! Как же мне захотелось поскорее найти донора и потом, пройдя все испытания своего лечения, где-нибудь в центре Берлина, на Курфюрстендам прийти в уютное кафе со своим донором и выпить по свежему латте маккиато! Конечно, мы уже знали, на поиски могут уйти годы. А может донор и вовсе не найдётся! Но верили только в лучшее!
Спустя месяц донор был найден! Им оказался мужчина, немец по происхождению, 33-х лет. Узнав эту информацию мы поняли: «Всё будет хорошо!» И вот меня уже готовили к 3-му курсу химиотерапии.
Пройдя 3 курса, немецкие врачи пришли к выводу, что перед пересадкой проведут 4-ый курс, но чтобы сделать мой организм максимально стерильным, врачи решили, что лучшим способом для этого будет облучение всего тела! Вот это уже было для меня в новинку! Для этой процедуры были специально изготовлены большие камни, кажется они были из гранита и сделаны они были под форму моих лёгких, чтобы в процессе облучения не повредить лёгкие. Помню, что сама процедура длилась всего 15 минут. И спустя пару дней меня готовили уже к пересадке. К химиотерапии я почти привыкла, теперь и узнала, что такое облучение, но вот пересадка костного мозга меня сильно пугала. Согласитесь, ПЕРЕСАДКА КОСТНОГО МОЗГА — звучит угрожающе?!
Как выяснилось, это была обычная капельница, только не с кровью или лекарством, а со стволовыми клетками! Всё было вроде бы обычно, но в то же время, НЕОБЫКНОВЕННО! Ты сразу начинаешь ощущать себя уникальным! Тут же появляются вопросы в твоей голове: «А мои вкусы поменяются?». «Начну ли я свободно говорить по-немецки?». «Ну, может наконец у кудрявой девочки теперь будут прямые волосы?».

Ну что сказать, после пересадки вкусы не изменились, шпрехать свободно я не стала, а на голове снова появились кудри! Но, кстати, всё же у меня был один интереснейший факт — у меня изменилась группа крови! Да-да, такое бывает! И я вновь поверила в свою уникальность! И мы снова ждали клеток, но теперь уже очень по-особенному ждали! Они же были новенькие, донорские, а значит точно здоровенькие! Спустя месяц после пересадки меня отпустили домой! По приезду, в течение полугода я ещё принимала специальные препараты, которые препятствовали отторжению донорских клеток. Препараты выполнили свою работу на отлично! Спустя пару лет я закончила юридический факультет с отличием, а тема моего диплома была посвящена сравнению законодательств разных стран в сфере трансплантации. Прошло уже 10 лет, а со своим донором я так и не встретилась, но зато в нашей стране появился Национальный регистр доноров костного мозга! Конечно, его база ещё слишком мала. Но всё же, мы шагнули навстречу донорству костного мозга. И я этому несказанно рада!❤